БАРАРИ Рейканде Ходаяр Член Совета авторов иранского исследовательского центра изучения Евразии (ИРАС), кандидат политических наук, Исламская Республика Иран.

Уважаемый господин Барари,  на сегодняшний день международный терроризм стал глобальным вызовом и угрозой безопасности всего мирового сообщества, какие на Ваш взгляд профилактические действия может осуществить публичная дипломатия в противодействии терроризму, и на Кавказе в частности?

 Для адекватного реагирования на вызовы и угрозы международного терроризма необходимо объединение усилий государственных и общественных структур, власти, гражданского общества. Здесь надо отметить ведущую роль инструментов публичной дипломатии.

Публичная дипломатия, как отметил Дж. Най, – это средство продвижения «мягкой силы», которая имеет три источника: политические ценности, культуру страны и внешнюю политику. Глобализация, активность негосударственных акторов, развитие информационных и коммуникационных технологий и распространение популярных социальных сетей, все это меняет среду, в которой действует современная дипломатия, что, с одной стороны, порождает новые вызовы, с другой – открывает и ранее неизвестные возможности. В контексте роли «мягких» инструментов в борьбе с международным терроризмом на национальном уровне на Кавказе, необходимо отметить отсутствие комплексных механизмов противодействия терроризму и предупреждения террористических актов. Как отметил президент России Владимир Путин на Московской конференции по международной безопасности, «решение задачи борьбы с терроризмом как с основной угрозой глобальной и региональной безопасности и стабильности требуют консолидированных и взвешенных подходов».

Множество реальных и потенциальных конфликтов на Северном Кавказе, не может не иметь негативных последствий для всех стран и народов региона. В сложный узел сплетены весьма острые и трудноразрешимые социально-экономические, национально-территориальные, конфессиональные, геополитические и иные проблемы. Дополнительную лепту в дестабилизацию обстановки в регионе вносит активизация политического ислама, а также радикальных движений, в том числе исповедующих терроризм. Международные террористы наращивают вербовку боевиков и пропаганду своей идеологии на Северном Кавказе. В регионе также активизировалось бандподполье, которое финансируется из-за рубежа, а спецслужбы фиксируют попытки создания автономных законспирированных террористических ячеек для совершения резонансных терактов. Террористы расширяют возможности вербовки, обращаются к более скрытым методам, защищенным средствам связи и методам вербовки, таким как «темная паутина» (dark web), программам шифрования и программам обмена сообщениями». Страны региона изолированно не могут справиться с этими угрозами. Бороться с терроризмом нужно всем вместе и сообща»

Кавказский регион исторически находится под влиянием Ирана, России и Турции. В чем проявляется сотрудничество и координация антитеррористической политики Ирана и России в борьбе с международным терроризмом на территории Кавказского региона?

Иран является и кавказской, и средневосточной, и центральноазиатской, и каспийской страной, омываемой водами Персидского и Оманского заливов Индийского океана. Все болевые точки региона, так или иначе, сопряжены с Ираном, будь то этнические или религиозные, военные или экономические, проблемы беженцев и борьбы с наркобизнесом, терроризмом и сепаратизмом.

Иран и Россия в качестве двух крупных государств за счет своего регионального и международного сотрудничества оказывают существенное влияние на упрочение мира и стабильности в регионе.

Публичная дипломатия Ирана на Кавказе в основном направлена на борьбу с ваххабитскими движениями и организациями, и на поддержку традиционных исламских структур. На Северном Кавказе у Ирана и России больше общих интересов, чем поводов для соперничества. Иранское руководство считает, что в случае отрыва Северного Кавказа от России здесь будет создано враждебное не только России, но и Ирану государство, которое станет базой конфликтности в регионе. Деятельность Ирана на Северном Кавказе, прежде всего в Чечне и в Дагестане, никогда не носила антироссийского характера. Иран играл ведущую роль в уменьшении негативного отношения мусульманского мира к Москве за ее военные кампании в Чечне. Ни пантюркизм, ориентированный на Турцию, ни саудовский ваххабизм, ни панарабизм не годятся для продвижения российских интересов. Иран такую возможность предлагает.

В последние годы Россия и Иран вступили в новый этап отношений, который характеризуется установлением тесного взаимодействия для противостояния общим угрозам и вызовам. Важная роль в укреплении отношений двух стран отводится и культурному сотрудничеству. Именно взаимодействие в культурной и гуманитарной сферах призвано укрепить базу для дальнейшего расширения сотрудничества и реализации национальных интересов государств. В контексте противодействия международному терроризму на Кавказе, представляется целесообразным и эффективным укрепление сотрудничества образовательных учреждений и религиозных Ирана и России, налаживание сотрудничества с экспертным сообществом, и рациональное использование возможностей СМИ для борьбы с общей угрозой.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Leave a Comment

Решить задачку *